1861 год , Всеподданнический отчёт по Морскому Министерству его Императорского Высочества Генерал-Адмирала :« О необходимости в наш флот броненосных судов Я неоднократно докладывал Вашему Императорскому Величеству , начиная с 1858 года , и неоднократно же обращал на этот важный предмет внимание Государственного совета, при ежегодном представлении сметы Морского Министерства. С тех пор флоты: Англии , Франции , Италии , Испании , Австрии и даже Турции , весьма значительно увеличились разного типа и величины броненосными судами , которых могущество и выходящее из всякого сравнения превосходство над прежними деревянными судами побудило все морские державы , с удвоенною энергиею , не щадя ни трудов , ни издержек , строить целые флоты новых броненосцев и оковывать непроницаемыми плитами борта и палубы деревянных судов. Иностранные правительства поддерживались в этом стремлении общественным мнением и законодательными палатами. Причины , по которым Мне постоянно отказывали в денежных средствах существуют и теперь. Затруднительное положение государственного казначейства не прекратилось и вряд ли прекратится.....Но вместе с тем я как Генерал-Адмирал не считаю себя в праве умолчать перед Вашим Императорским Величеством , что последний переворот в кораблестроении совершенно изменил отношения морских сил России к силам иностранных морских держав ; что мы находимся ныне в положении беззащитном с моря, и не только наступательная, но и оборонительная война с морскими державами в настоящее время для России невозможна. При этом я, однако , Я должен присовокупить , что мы находимся в столь горестном положении лишь в материальном отношении. ....Убеждён таким образом в необходимости прочно водворить железное кораблестроение в России и не быть в этом важном деле в зависимости от иноземной промышленности и иностранной техники. Я отправил лучших из наших строителей за границу для изучения приёмов , употребляемых при броненосном судостроении, назначил как офицеров, так и мастеровых состоять при постройке заказанной в Англии броненосной железной батарее «ПЕРВЕНЕЦ.»

16 ноября 1861 г. Морское Министерство заключило контракт с английской компанией Темзенского железоделательного и кораблестроительного завода на постройку броненосной батареи «ПЕРВЕНЕЦ». Проектное задание на этот первый крупный броненосный корабль русского флота составил Кораблестроительный технический комитет, оговоривший его основные размерения, водоизмещение, скорость хода, артиллерию и бронирование. Сперва из экономических соображений предполагалось поставить на батарею машину и котлы с корабля «Константин», но впоследствии от этого отказались, так как на приспособление этой энергетической установки к паровому судну и на ее доставку в Англию требовалась значительная сумма, да и машина в отношении экономичности уже не отвечала новым требованиям. Поэтому за 148 тыс. руб. английским заводам Модслея и Фильда заказали трехцилиндровую паровую машину (с двумя конденсаторами) индикаторной мощностью 1000 л. с.

В Англию командировали двух корабельных инженеров, унтер-офицера и пятерых мастеровых с Адмиралтейских Ижорских заводов, для изучения технологии производства и конструкции паровых машин новейших систем туда же послали двух инженеров-механиков. Все они подчинялись наблюдающему за постройкой «Первенца» капитану 2 ранга С. П. Шварцу и участвовали в работах наравне с английскими мастерами.

В августе 1862 г. батарею дважды осматривал директор кораблестроительного департамента контрадмирал П. В. Воеводский. Через два месяца завод установил машину, бронированную рубку и тиковую прокладку под бортовую броню. 6 мая 1863 г. батарею спустили на воду, и по предложению лейтенанта И.П. Белавенца «ПЕРВЕНЕЦ» достраивался в направлении, противоположном его положению на стапеле, т. е. был развернут на 180°, благодаря чему остаточный магнетизм уничтожался магнитным полем земли, этим была решена сложнейшая для того времени задача ориентации железных кораблей в море по магнитному компасу.

Водоизмещение броненосной батареи составило 3277 т, длина между перпендикулярами и ширина соответственно - 220 футов и 53 фута , экипаж 459 чел., в том числе 17 офицеров. Короткий корпус позволял добиться хорошей поворотливости, что немаловажно при попытке применения тарана - "новейшей" идеи тех лет. В корме также имелся массивный бронированный таранный штевень, одновременно служивший защитой руля и винта. Большой уклон бортов внутрь судна способствовал рикошетированию снарядов по броне и уменьшая площадь верхней палубы несколько повышал остойчивость корабля. Однако дальнейшего распространения этот приём не получил, так как значительно ограничивал возможность размещения артиллерии на батарейной палубе. Броневая защита полностью покрывала весь надводный борт и опускалась на 1,22 м ниже ватерлинии. Она состояла из 114-мм кованых железных плит (производство Темзенского завода) на 254-мм тиковой подкладке. К корпусу броня крепилась сквозными болтами диаметром 36,1 мм и опиралась на специальный выступ в шпангоутах. В районе расположения плит между шпангоутами стояли подкрепления. На расстоянии 9,15 м от оконечностей толщина брони уменьшалась до 102 мм. Боевая рубка защищалась 114-мм железными плитами. Машина, индикаторной мощности 1067 л.с. вращала винт диаметром 3,16 м с четырьмя поворотными лопастями, позволявшими изменять шаг от 3,51 до 4,43 м. Запас угля хранился в угольных ямах, размещенных по бортам машинно-котельного отделения. Боевая рубка сообщалась с машинным и штурвальным отделениями при помощи переговорных труб и электрического телеграфа. Жилая палуба застилалась 76,2-мм сосновыми, досками, верхняя - 102-мм, а батарейная -дубовыми досками той же толщины. Выгородки кают делались из сосновых щитов, мачты - железными, стеньги и реи - сосновыми, стоячий такелаж из проволочного троса, бегучий - из пеньки. Спасательное вооружение ( шлюпки) из-за политических трений с Англией было "коммерческого образца" и после пары лет службы в России заменено на штатные образцы русского флота. Якорное устройство состояло из четырех якорей массой 29,16, 2673, 729, 437 кг и двух шпилей. Первоначально вооружение батареи состояло из двадцати шести длинных 196-мм гладкоствольных орудий (боезапас по 100 выстрелов на ствол) , но затем неоднократно менялось и усиливалось. Резко обострившиеся в 1863 г. из-за польского восстания политические отношения с Англией потребовали немедленного ухода ПЕРВЕНЦА в Россию.

Несмотря на неоконченные корпусные, столярные, плотницкие и малярные работы, батарея 16 июля прошла испытания на мерной миле, показав среднюю скорость 8 уз. По приказу адмирала Г. И. Бутакова «ПЕРВЕНЕЦ» под парами и парусами направился в Кронштадт, увозя на батарейной палубе 48 неустановленных бортовых и восемь башенных (т.е. броневой рубки) броневых плит. От берегов Англии батарею сопровождал фрегат «Генерал-Адмирал», а в Копенгагене к ним присоединился фрегат «Олег». 5 августа 1863 г. плавание благополучно завершилось. Общая стоимость батарей, включая, контрактую стоимость машины (154549 руб.) и корпуса (916981 руб.), страховку и издержки на перегон из Англии («ПЕРВЕНЕЦ» шел под русским национальным флагом, но с командой из моряков английского коммерческого флота), а также контракты с английскими мастерами, продолжившими работы в Кронштадте, составила более миллиона руб.

Начав кампанию 1864 г., батарея показала удовлетворительную мореходность и скорость 8,5 уз. Однако значительная бортовая качка потребовала установки скуловых килей, впервые примененных на русских кораблях, работы выполнялись во время зимнего ремонта 1864/65 г. В следствии рыскливости и сложного управления «ПЕРВЕНЕЦ» (как и другие подобные корабли) неоднократно попадал в навигационные аварии , уже на переходе в Россию 13 июля 1863 г. таранил английское госпитальное судно, которое удалось спасти благодаря тому, что броненосец вовремя отработал на задний ход. Крепление фальшкиля и скуловых килей результатов не дали. Управление батареями требовало много сил; так, при среднем ходе на ручной штурвал приходилось ставить по шесть человек, но из-за тесноты и неудачной установки штурвала (особенно на батарейной палубе) с полной силой могли действовать только два рулевых. Поэтому в кампанию 1871 г. штурвалы перенесли на мостик, впереди бизань-мачты. Установка паровых штурвалов не предусматривалась, так как они требовали специального вспомогательного котла. В кампанию 1872 г. на «ПЕРВЕНЦЕ» успешно испытывался аппарат автоматической стрельбы системы Давыдова, который позволял артиллеристам действовать эффективно даже во время качки.

«ПЕРВЕНЕЦ» бессменно находился в учебно-артиллерийском отряде, а 1 февраля 1892 г. батарею перевели в класс броненосцев береговой обороны. В 1896 г. на «Первенце» установили паровую лебедку для механической подачи снарядов. 11 декабря 1904 г. приказом по Морскому ведомству перевели во 2-й ранг судов, а 12 декабря 1905 г. исключили из списков флота. Есть сведения, что до 60-х годов XX в. корпус «Первенца» использовался в Кронштадте в качестве угольной баржи.

А. Гармашев

Масштаб - 1;100

Листов - 9хА3



Бренд: ИЗДАТЕЛЬСТВО "ГАРМАШЕВА"
Масштаб: 1:100
Тип изделия: Литература
Страна происхождения Россия





ВНИМАНИЕ!!! Фирма-производитель оставляет за собой право на внесение незначительных изменений в некоторые характеристики без предварительного уведомления. Во избежание недоразумений при покупке наборов, материалов и инструмента уточняйте информацию у продавцов. Вся информация на сайте носит справочный характер и не является публичной офертой.